11:12 

Алэй Лан
Здравствуйте, дорогие сообщники, хочу качестве вступительного взноса представить вашему вниманию свой первый фанфик по этому замечательному фандому)

Автор: Алэй Лан
Пейринг: Конрад/Юури
Рейтинг: R
Статус: завершен
Примечание: фанфик был написан в подарок двум замечательным художникам junajull и Shining-Wings
Таймлайн - 52 серия, которую я изрядно перекроило в угоду своему слэшерскому вкусу
Предупреждения: слэш, больше ничего страшного)

- Это же миска для рамена... – только и успел он сказать прежде чем все поплыло перед глазами. Вольфраму оставалось лишь подхватить тело, пусть и не бездыханное, но все же лишенное иных признаков жизни, и звать на помощь. Юури его уже не слышал – он с удивлением оглядывался по сторонам, узнавая дворец Истинного Короля и недоумевая, как же ему удалось оказаться тут, не вымокнув предварительно в фонтане. Он окликнул одну из проходящих мимо жриц, но та и головы в его сторону не повернула. Объяснение такому поведению обнаружилось, едва он взглянул на свои руки, сквозь которые явственно проступали очертания местных красот.
«Я каспер, дружелюбное привидение» - пронеслось в голове. Неужели он…Вольфрам, конечно, обещал его убить, с целью единоличного владения, но выполнения этого обещания Юури упомнить не мог. Может быть яд? Юури помотал головой, отгоняя видение жениха, сыплющего из фамильного перстня (разве он был у Вольфрама?) яд в его вечернюю кружку молока. Нет, ерунда какая-то. И тем не менее оказался же он как-то здесь в призрачном обличии? По всему выходило, что следует разыскать Ульрике. Наверняка отсутствие у Юури плотного тела не стало бы для нее серьезным препятствием, чтобы наладить общение. В крайнем случае, Юури готов был повертеть спиритическую доску или еще как-нибудь проявить себя.
«Интересно, а через стены я теперь ходить могу?»
Мысли у молодого правителя Нью-Макоку с действиями расходились редко, но стена его решимости не оценила и встретила лоб короля с подобающей ей твердостью. От удара в голове немного прояснилось, внутренний голос почему-то со вкрадчивыми интонациями Мураты услужливо шепнул : «Демоническое зеркало» и Юури сразу вспомнил и миску для рамена, и рассказ Вольфрама об артефакте, который позволял увидеть прошлое. Так вот, что с ним случилось. Ну что ж – не самый плохой расклад, но и в этом случае разговор с Ульрике был необходим. Неизвестно, на сколько он застрял здесь, а что сейчас творится в настоящем и подумать страшно. Представив себе Вольфрама, причитающего с Гюнтером на пару, Юури содрогнулся всем телом и снова приложился лбом об стену. Мыслительный процесс, застопорившийся было, вновь получил ускорение. Раз он оказался в прошлом, становилась понятной и призрачная форма – что-то вроде предохранителя, фантастикой Юури никогда особо не увлекался, но знал, что наступать на бабочек в прошлом не стоит. Как и жениться на собственных бабушках. Насчет второго он был относительно спокоен, а вот с первым могли возникнуть проблемы. На лбу стремительно набухала шишка – не слишком типично для призраков. Проблемы не заставили себя ждать и явились в виде той самой жрицы, что несколько минут назад прошла мимо него. Сейчас же она уставилась на Юури во все глаза, открыла рот и завизжала так, что в окнах зазвенели стекла.
- Мужчина! Мужчина во дворце Истинного Короля!
Топот двух десятков ног раздался незамедлительно. Юури не знал, казнят ли его сразу или сперва все же сдадут Ульрике, а если казнят, очнется ли он в настоящем или упокоиться навеки. Могилы неизвестного нарушителя среди местных достопримечательностей вроде бы не числилось. Или ему просто не показали. Мысль о том, что он, возможно, бродил неподалеку от собственного праха, холодком прошлась по позвоночнику.
- Прошу вас, опустите оружие, это мой ассистент.
Он устремил взгляд к источнику спасительного голоса и замер, сраженный красотой его обладательницы. Красотой хрупкой, как снежинка, нежной, как весенний цветок, сокрушительной, как удар меча. Он узнал ее прежде, чем одна из жриц присела в реверансе и вежливо попросила леди Джулию впредь оставлять своих ассистентов снаружи. Сюзанна-Джулия! Невеста Адальберта, друг, а если верить слухам, возлюбленная Конрада. Значит, точно прошлое. Он не мог поверить, что чувствует ее пальцы на своем запястье, а она тем временем вела его по коридорам так уверенно, будто и не была слепа.
- Болит?
- Что?
- Голова, - Джулия мягко улыбнулась, и Юури который раз за врямя своего краткого путешествия в прошлое почувствовал себя идиотом.
- Немного. Это ничего...
Ее ладонь на мгновение окутало голубое свечение, первое же прикосновение ко лбу прогнало боль. Юури смущенно поблагодарил и снова притих. Он не знал, почему она спасла его, не знал, что говорить девушке, которая была вот уже двадцать лет как мертва, более того, чья смерть стала залогом его рождения. Но Джулия не задавала никаких вопросов, словно вытягивать незнакомцев из неприятностей было для нее обычным делом, как и навьючивать на них здоровенные тюки с грудой кирпичей внутри, если верить ощущениям. Никогда еще дорога до замка Клятвы на крови не была для Юури так тяжела, он с честью выдержал это испытание, но сил на удивление у него заметно поубавилось, как, впрочем, и на все остальное. Джулия вновь проявила себя существом небесной доброты и вполне земной практичности, первым делом позаботившись о том, чтобы ее «ассистента» накормили. Мысли о невинно убиенных бабочках продолжали порхать в пустом желудке Юури, когда он смотрел на блюдо с аппетитным куском курицы. А вдруг, если бы не он, эта курица жила бы еще долго-долго, принесла потомство и в итоге сыграла бы важную роль в историческом процессе? Но фантазия пасовала перед зверским совершенно аппетитом, да и здравый смысл подсказывал, что курица окончила свой земной путь за несколько часов до его появления здесь как минимум.
Джулия терпеливо ждала, пока он все же решился приступить к трапезе.
- Хорошо, - сказала она, услышав, по всей видимости, как он соскребает с тарелки остатки, - Пойдем, раз закончил. Мне еще понадобится твоя помощь. Нам всем понадобится – добавила она так тихо, что Юури сперва подумал, это ему послышалось.
Тюк вновь нашел приют на его спине, правда, на этот раз ненадолго. Они вошли в одну из комнат, Юури пытался вспомнить, что там было в его времени, но не преуспел. Замок, насколько он мог заметить, изменился, казался более мрачным. Но, возможно, дело было не в самом замке, а в атмосфере, что витала в нем. Кажется на протяжении всего их пути Юури не повстречал ни одного улыбающегося лица. И практически все в замке были при оружии. Оно и понятно, ведь двадцать лет назад…то есть как раз сейчас здесь бушевала война. В голове всплывали сухие цифры потерь, которые Гюнтер вдалбливал ему на уроках истории. Вдалбливал, судя по всему довольно успешно. Тем страшнее и печальнее было видеть этих людей, чьи имена потом наверняка обнаружатся в списках погибших. А сейчас они шли мимо Юури, погруженные в свои невеселые заботы.
Впрочем, кое-что в замке оставалось неизменным. И этим кое-чем, точнее кое-кем был Вольфрам, чей недовольный голос вонзился в висок Юури, едва они вошли в кабинет. Джулия увещевала и уговаривала, Вольфрам злился и рвался в бой. Джулия улыбалась, Вольфрам топал ногами. Двадцать лет! Двадцать лет прошло, а он не изменился ни на йоту.
«И вряд ли изменится» - черт, ну а Мурата что в его голове делает? Юури помотал головой, пытаясь изгнать из нее ехидный голос Мудреца, и сразу же нарвался на замечание Вольфрама о «некоторых, которые трясут своими блохами».
«Хорошо же, - подумал Юури не без злорадства, - блох я тебе припомню, когда ты заявишься ко мне в кровать в своей розовой ночнушке. Сказать бы тебе сейчас, что ты у меня на шее виснуть будешь. Так не поверишь же.»
Гвендаль, судя по разговору Вольфрама и Джулии был на передовой, а Конрад? Конрад же… Сердце из груди перескочило сразу в горло. Ноги едва не подкосились, будто на спину ему закинули тюк в десять раз больше, чем он нес до этого. Руттенберг. Если Джулия жива, значит битвы при Руттенберге еще не было. Значит, Конрад здесь. Значит… на этом внятные мысли закончились. Что он может сделать? Что он должен сделать? Предупредить об опасности? Чушь, они знали тогда, на что шли. Не пустить? Но кто послушает его здесь, даже если он смоет краску с волос и снимет линзы. Вмешаться? Но он не чувствовал в себе ни малейшего отклика силы, да и неизвестно было, какие последствия могло повлечь его вмешательство. Сказать, что все будет хорошо? Замечательно. «Конрад, у тебя все будет хорошо, правда весь твой отряд погибнет, Джулия тоже умрет, вообще очень многие умрут, вы с Адальбертом станете врагами, твой младший брат откажется от тебя, а твоя мать будет очень сожалеть, что отправила тебя на эту бойню, потом тебе еще руку отрубят, но все будет хорошо.» Блеск просто.
И все же ему нужно было увидеть Конрада – это он знал точно в отличие от того, что же сказать при встрече. Вот только как же теперь выбраться с этого поля битвы? Кажется, Вольфрам, уже был готов призвать огненную стихию. Джулия оставалась спокойной, для нее эти бури в стакане были явно не внове. Она слегка кивнула Юури и прошептала одними губами «Иди», словно читала мысли или знала о причинах его появления здесь больше, чем он сам.
Это беззвучное «иди» наполнило его уверенностью, как попутный ветер наполняет парус. Он не зря здесь оказался, не может быть, чтобы это было случайностью и значит, надо действовать. Он направился к первому же стражнику и попросил указать, где можно найти Конрада Вэллера по поручению леди Джулии. Похоже, сказано это было достаточно твердо,и никаких подозрений у стражника не возникло, равно как и желания проверить личность вопрошающего. Конрад, если верить, словам стражника, должен был обнаружиться в конюшне. Юури заторопился туда, прокручивая в голове возможный разговор, и в итоге чуть не столкнулся с объектом своего поиска. Он едва узнал Конрада. И дело было не в другой одежде или прическе. Просто никогда у Конрада, которого он знал, не было такого выражения лица, таких потухших глаз. И морщинки, глубоко залегшей между бровей, тоже не было. А ведь Юури знал Конрада, который был на двадцать лет старше, чем этот.
На уставившегося на него мальчишку Конрад не обратил ни малейшего внимания. В последнее время на полукровок вроде него часто пялились, и взгляды эти были куда менее дружелюбны, так что волей неволей пришлось отрастить шкуру. Да и какая разница теперь – скоро все закончится так или иначе.
«Так или иначе - да ты оптимист, Веллер, раз рассматриваешь два варианта. И это с отрядом, где половина бойцов еще не оправилась от ран, а другая вооружена из рук вон плохо.»
Ярость снова вскипела в нем, он был полон ей до краев и шел так, словно боялся расплескать - рубленные, словно деревянные шаги вместо привычной походки. Не здесь. Все это лучше приберечь для Руттенберга. Там можно будет дать выход душащей его злости. Вот только не уйдет ли вместе с ней в песок и его кровь, его жизнь и жизнь его товарищей. Честь ценой жизни, прощение ценой нечистой крови, которая годится лишь на то, чтобы пролить ее на передовой. Их отправляли туда, чтобы заткнуть дыру в обороне. Дыру, которой легко можно было избежать. Но разве стал бы слушать регент королевского отпрыска, рожденного в позорном, как теперь оказалось, союзе с человеком? Нет, разумеется. Зато теперь он дал возможность «искупить и доказать». «Искупил и доказал» - не так уж плохо для эпитафии, но Конрад искренне сомневался, что у них будут надгробия равно как и могилы.
Фон Крист шел ему навстречу, словно зеркальное отражение. Те же скупые, скованные движения. Та же ярость во взгляде.
- Я только что узнал, что вам не успевают доставить вооружение. Это самоубийство, не могу допустить…
- Мы выступаем завтра утром. Приказ регента.
- Это подлость. Он воспользовался…
- Неважно, - Конрад не чувствовал себя виноватым, перебивая учителя, - А вы, Гюнтер, не бросайте на ветер такие слова. Он дует в одни уши. Окажетесь в одной упряжке с нами, даром, что чистых кровей.
- Мне все равно. Я готов отправиться с вами.
- Помощь вашего клинка трудно недооценить, но нет. И спасибо вам. Я знаю, сколько вы сделали.
- Конрад…- Гюнтер положил ладонь на его плечо, как делал это неоднократно в академии, удерживая своего самого способного и самого норовистого ученика от поспешных решений и опрометчивых шагов, - Постарайтесь вернуться. Прошу вас.
- Я постараюсь, для этого мне придется вспомнить все ваши уроки.
- Надеюсь, я вбивал их в вас достаточно тщательно.
- О да. Некоторые синяки у меня до сих пор остались.
Улыбки у обоих вышли натянутыми, но все же это были улыбки.
Юури, который стал невольным свидетелем этого разговора (хотя можно ли назвать «невольным» свидетеля, прячущегося за кустом) облегченно вздохнул. Радоваться, конечно, было нечему, но раз речь шла о завтрашнем утре, у него еще было время. Вопрос только в том на что. Едва не упустив Конрада из виду, Юури последовал за ним на почтительном расстоянии. К такому Конраду подходить было неуютно. Он ведь даже не знал еще, что такое бейсбол. Невдалеке замаячила знакомая, огненно-рыжая шевелюра. Йозак! Неунывающий разведчик и сейчас не растерял своей кипучей энергии, хоть и выглядел серьезнее, чем Юури его помнил.
- Ну что, капитан, сегодня ночью гуляем, а утром в бой?
- Гуляем? – Конрад снова растянул губы в подобии улыбки, - пусть парни отлежатся хоть немного. Завтра им понадобятся все силы.
- Они-то да. А нам, здоровеньким, куда излишек девать? Лично я сегодня планирую закатиться в одно заведение… В общем, очень приличное заведение.
- Приличное? – Конрад выгнул бровь.
- Ну да. В том смысле, что выпивка там неплохая. И леди тоже очень…выдержанные. Ну так что, капитан, оставите мне компанию?
- Я правильно понимаю, что ты сейчас зовешь старшего по званию в бордель и даже не скрываешь того, что собираешься надраться?
- Так точно, мой капитан. Зову. Собираюсь. Не скрываю.
- Вольно. С утра будь в форме.
- Как будто я в ней хоть раз не был.
- Напомнить?
- Если вы про тот раз, капитан, то я не полагался бы так на воспоминания. Вы и сами тогда того...
- Кончай придуриваться. – Юури готов был расцеловать Йозака. Конрад снова улыбался, - Иди, куда собирался. Только без меня.
- Но…
- Без меня, Йозак. В другой раз вместе погудим.
Лгать Конрад либо не умел, либо у него просто не получилось в этот раз. В любом случае прозвучала фраза так, что любому бы стало ясно – в возможность другого раза Конрад не верит.
- В другой раз ты платишь, учти. – Йозак махнул рукой и удалился, продолжая излучать беззаботность. У него с притворством дела обстояли куда лучше, чем у капитана.
Юури снова принялся буравить взглядом спину Конрада, рискуя быть замеченным. Что толку ходить хвостом, если не знаешь, что делать. Почему кстати Конрад не пошел с Йозаком? Не то чтоб Юури знал его как завсегдатая подобных заведений, но разве не естественно было бы немного сбросить напряжение, от которого вокруг все буквально потрескивало? Правда мысли о подобном способе релаксации едва не вогнали Юури в краску. Об этой стороне жизни Конрада он ничего не знал. Да и существовала ли она – эта сторона? Едва ли взрослый мужчина стал бы по непонятным причинам практиковать полное воздержание. Но и представить себе Конрада, тайком посещающего бордель или любовницу, у Юури не получалось.
«А если любовника?» - следовало признать, в словах «внутреннего Мураты» был свой резон.
«Здесь это не такая уж редкость» - вспомнились Юури слова Конрада. Да что там вспоминать – он сам был помолвлен с парнем, пусть и благодаря досадной случайности, но помолвлен же. И разговоры о свадьбе Вольфрам заводил регулярно.
«Это» («гомосексуальные отношения» - занудно поправил его Мурата) здесь и правда редкостью не было, как и поводом для осуждения, так что Конрад вполне бы мог… От мыслей о том, что именно он мог, как и с кем, стало жарко. От осознания, что такой вариант, как ни странно, устраивает его куда больше, стало немного стыдно. Но любовник или любовница, одно Юури понял четко, он не хотел, чтобы этой ночью Конрад оставался в одиночестве. Это все равно, что готовиться к контрольной в последние часы вместо того, чтобы выспаться – наутро в голове будет каша. Вот только на войне это может обернуться куда более серьезными неприятностями, чем сниженная годовая.
« - Но я ведь точно знаю, что Конрад выжил.
- А если нет? Если все решается здесь и сейчас. Если ты здесь как раз поэтому?»
Крыть было нечем. Что ж, хорошо, он проследит за Конрадом.
«- И, может быть, увидишь кое-что интересное.
- Заткнись, пожалуйста»
По всей видимости, побочным действием демонического зеркала было раздвоение личности и возможность вступать с самим собой в дискуссии.
От легкого прикосновения к плечу Юури подскочил на добрых полметра.
- Вот ты где. Я искала тебя.
Вопрос о том, как нашла его абсолютно слепая девушка, оставался открытым.
- А ты нашел, что искал?
- Да, кажется, - промямлил Юури.
- Это хорошо. Пойдем, я покажу тебе комнату, где ты сможешь отдохнуть.
Комната оказалась крохотной каморкой, скорее всего предназначавшейся слугам. Но в ней было чисто, и стояла кровать, застеленная свежим бельем.
- Спасибо...
Юури и не думал, что кровать ему пригодится, но заснул, едва коснувшись головой подушки. Проснулся он словно от толчка.
«Опоздал. Я опоздал, они уже уехали. Какой смысл был попадать в прошлое, чтобы так бездарно все проспать?»
Обидно было чуть ли не до слез. И почему Джулия его не разбудила? Он выбрался из каморки. В коридорах замка было пустынно, а в высокие окна заглядывали звезды, и это дарило некоторую надежду. Переживания «успел-не успел» отодвинули на задний план мысли о том, что же он собирается делать, встретив Конрада.
«Может, и делать ничего не придется, мне просто нужно убедиться, что он в порядке»
Расположение комнат Конрада он знал, хоть и ни разу там не был. Оставалось надеяться, что некоторые привилегии за опальным королевским сыном все же сохранили. Не на конюшне же ему ночевать. Стражи у дверей не обнаружилось, и на том спасибо. Юури потянул ручку вниз – дверь приоткрылась без скрипа. Он скользнул внутрь. Комната оказалась, конечно, больше, чем каморка, в которой ему довелось задремать, но убранством тоже не блистала. И, зная Конрада, можно было предположить, что связано это вовсе не с санкциями, а исключительно с личными вкусами владельца.
Сам владелец лежал на кровати, заложив руки за голову, и изучал потолок. Как и предполагалось, в полном одиночестве. И даже бутылке вина не было позволено составить господину Веллеру компанию. До какой же степени Конрад должен был погрузиться в свои невеселые размышления, чтобы при всей своей хваленой реакции, не заметить незнакомца, вошедшего в комнату? Или ему уже было настолько все равно? Он лежал поверх покрывала, даже не раздевшись, только рубашка оказалась расстегнутой. Юури видел Конрада и в меньшем количестве одежды. И даже совсем без нее, но никогда это зрелище не волновало его так как сейчас. Хотя и равнодушным, стоило признать, не оставляло никогда.
«Не редкость…вот оно что»
Сейчас Юури был искренне благодарен своему подсознанию за то, что оно только сейчас открыло ему собственные намеренья. Случись это хотя бы час назад, он бы струсил непременно, но сейчас оставалось лишь сделать несколько шагов до кровати.
«Не размышляй. Раз уж опыта нет, лишние раздумья все только испортят»
Он как раз сделал последний шаг, когда его с силой дернули за руку, повалив на кровать.
Юури взбрыкнул, пытаясь освободиться, но Конрад удерживал его, как будто не прилагая к этому никаких усилий.
- Что ты здесь делаешь? – в сумраке комнаты выражение лица Конрада трудно было разобрать, но голос его не был злым. Скорее удивленным.
«Я сам не знаю, точнее знаю, но скорее окочурюсь, чем смогу это сформулировать» - успел подумать Юури, прежде чем его рука, словно без ведома хозяина, вцепилась в волосы Конрада. Он надеялся, что касание губ будет достаточным объяснением.
Конрад оказался довольно понятливым. На мгновение он отстранился, приподнялся на локтях, пытаясь разглядеть того, кто оказался в его постели. Мальчишка совсем. Не Йозак ли его подослал? Но на профессионала ночной гость никак не походил. Конрад все же имел опыт общения с ними, хоть и небогатый. Наемный убийца? Зачем подсылать его к тому, кто уже и так мертв практически с гарантией. Кем бы гость ни был, заподозрить его в корысти было затруднительно. Не все подарки судьбы стоило принимать, но от этого, последнего, судя по всему, Конрад не мог отказаться. Да и кому бы это могла повредить? Мальчишка прижимался к нему весьма недвусмысленно, хотя и явно робел.
Конрад уже успел пожалеть, что отпустил Йозака одного. Но уж слишком его предложение напоминало Конраду поминки по самим себе. В одиночестве же оказалось ничуть не лучше, так что гость оказался кстати.
- Спасибо, что пришел, - шепнул Конрад в горячее (скорее всего от смущения) ушко. Он пообещал себе быть осторожным, насколько это возможно, но не знал, удастся ли ему сдержать его. Точнее удастся ли сдержать себя. Мальчишка ерзал под ним, и движения эти отзывались в самом Конраде довольно предсказуемо. И приятно. О своем визави он мог сказать немного. Он был молод (Конрад искренне надеялся, что шестнадцать ему уже есть, но спрашивать не стал, за что и выругал мысленно себя лицемером), на нем была
хорошая одежда, если судить на ощупь. Короткие волосы. Приятный запах. Вот и все, пожалуй. Явно неопытный, судя потому, как запутался в собственной рубашке. Но смелый, Конрад усмехнулся, почувствовав чужие пальцы на застежке собственных брюк.
- Позволь я тебе помогу...- через несколько мгновений с одеждой было покончено. Мальчишку била дрожь. То ли от волнения, то ли в комнате для него было прохладно. Последнее, впрочем, легко было исправить. Конрад удостоверился, что гость возбужден не меньше его самого. Под пальцами мальчишка вскинулся и застонал, почти заскулил. Чтобы кончить ему хватило буквально пары движений, после чего он явно сконфузился, попытался отодвинуться, а то и вовсе сбежать.
- Все хорошо, - Конрад прижал его к себе, целуя шею и подбородок, - У нас еще есть время.
Мальчишка снова всхлипнул и буквально впился ему в губы. Горячий. И, совершенно очевидно, девственник. Может быть и правильнее было бы вытурить его сейчас из постели, но этой ночью правила хотелось послать куда подальше.
Он целовал и оглаживал ладонями грудь и плечи, спустился к паху. Не то чтоб он был хорошо подкован в этих вопросах, но его умений хватило на то, чтобы заставить мальчишку метаться так, что пришлось прижать к постели его бедра и запястья, чтобы удержать на месте.

Конрад не собирался торопить события, но ночной гость имел свое мнение на этот счет. Высвободившись, он весьма красноречиво повернулся на живот. Конрад честно пытался сдержать обещание и быть осторожным, но в какой-то момент остатки разума его покинули, а сдавленные стоны не могли заставить остановиться. В этот момент ничего не существовало, кроме бьющегося под ним тела. Ни грядущей битвы, ни предательства, ни близкой смерти. Только движение в темноте, успокаивающий шепот, который летел с его собственных губ. Бедра, которые он наверняка сжимал до синяков, спина в капельках пота. И вспышка в конце – короткая и яркая как никогда прежде. И поцелуй после, уже сквозь сон. И запоздалая мысль, что нужно было быть абсолютной свиньей, чтобы заснуть вот так сразу, не спросив даже имени.

Юури вышел из комнаты Конрада, когда на улице уже светало. Вышел на своих двоих, хоть это далось ему непросто. Ничего такого, чего нельзя было вытерпеть, но определенный дискомфорт присутствовал…местами. И все же оно того стоило. Да сказать по правде, Юури был готов заплатить и большую цену, за то чтобы снова услышать, как срывается голос Конрада, почувствовать прикосновение губ, снова ощутить на себе тяжесть его тела, его силу.
Кажется, он возбудился снова от одних только воспоминаний, отчего походка стала совсем уж замысловатой. Он прислонился к стене, не зная, куда идти дальше. А главное зачем. Часа через два Конрад уедет со своим отрядом, будет тяжело ранен в бою, чудом выживет. А через несколько лет отправится на Землю и даст ему, Юури, имя.
Он ничего не смог изменить – только разделить с Конрадом эту ночь, и, что, наверное, важнее, несколько часов крепкого сна.
Юури и самого немилосердно клонило в сон, глаза слипались даже на ходу. Добраться бы хоть до каморки, но в очередном и, как казалось, бесконечном коридоре он встретил Джулию.
- Уже проснулся? Я велела заложить карету, мы сможем проводить их. Поедешь со мной?
Юури кивнул и покачнулся.
Она даже не стала спрашивать, что с ним, просто положила ладонь на макушку, и через мгновение отголоски боли утихли, усталость сменилась умиротворением. Через несколько дней она отдаст все свои силы до последней капли, чтобы облегчить страдания раненных. И погибнет.
- Я поеду. Спасибо.
Карета не успела тронуться, когда к окну с его стороны подошел Вольфрам. Судя по теням под глазами, он тоже не спал этой ночью.
- Передай им это, - он протянул букет довольно невзрачных голубых цветов.
«Сам передай» - едва не ответил ему Юури. «Какого черта, ты места себе не находишь, но не можешь сказать брату, что переживаешь за него?»
- Я передам.
- Чудесный запах, - Джулия улыбнулась, - это «Конрад, стоящий на земле». Сорт выведен ее величеством. Она очень любит цветы и своих сыновей.
Они добрались до ворот города и смотрели сверху, как по пустой улице едет отряд Конрада. Город зажмурил глаза, закрыл уши и отвернулся от тех, кто шел на его защиту. Город не хотел провожать их, не желал оплакивать. И сейчас Юури его почти ненавидел за эту мирную тишину, которая была хуже любого предательства.
Он не замечал, что по его щекам текут слезы. Только двое вернутся. Только двое. Он почти забыл о букете, а вспомнив, швырнул его что было сил из окна башенки. Ветер растрепал букет, осыпал отряд цветами и лепестками. Они все обернулись, пытаясь разглядеть того, кто не побоялся проводить их. Юури махал им рукой, зная, что они не увидят, и все же один человек ему ответил…
- Спасибо тебе.
Юури обернулся к Джулии, запоздало вспомнив, что не один здесь.
- Никто не будет плакать по ним так, как ты. Теперь они знают, что есть те, кто ждет их возвращения.
- Но они же все равно погибнут. Почти все погибнут.
- И все же уходя, они будут знать, что их ждут.
Она обнимала его, гладила по волосам, до тех пор, пока в руках ее не осталась лишь пустота и несколько тающих в воздухе зеленых огоньков.
- До свидания…я, - прошептала Джулия, уже ни к кому не обращаясь.

Конрад был первым, кого он увидел, очнувшись. Хотя Вольфрам и Гюнтер быстро заслонили его. Первый по своему обыкновению орал, пряча беспокойство, второй порывался задушить в объятиях. А Конрад просто улыбался. К рукаву его формы прилепился ярко-голубой лепесток.
- Откуда это? – спросил Юури, будто важнее вопроса в тот момент просто не существовало.
- Кажется, я едва не сшиб горничную, которая шла с букетом. Нужно будет попросить прощения.
Конрад осторожно снял лепесток и сжал в его ладони вместо того, чтобы сбросить на пол.

@темы: R, слэш, фанфики

Комментарии
2010-08-04 в 12:03 

Ordissa
Раздвоение личности - это не болезнь, а хорошая компания.
Каааак я рада вас здесь видеть. ;)
Нет это еще не отзыв, это пока только реакция на присутствие. А теперь пошла читаааать. =)

2010-08-04 в 12:27 

lucky bastard [DELETED user]
Правильный текст. Жизнеутверждающий, я бы сказала) спасибо большое

2010-08-04 в 14:23 

Shining-Wings
Все, что посылает нам судьба, мы оцениваем в зависимости от расположения духа.
ОНо прекрасно!!! А лепесток на рукаве - просто вообще восторг полный!

2010-08-05 в 23:47 

Алэй Лан
Ordissa Спасибо за теплую встречу)))

n.evans Спасибо за эти слова, мне и хотелось, чтобы текст был жизнеутверждающим)

Shining-Wings Любой каприз за ваши арты))))

2010-08-06 в 02:27 

Shining-Wings
Все, что посылает нам судьба, мы оцениваем в зависимости от расположения духа.
Алэй Лан
Ну мы ведь и согласиться можем:))))

2010-11-27 в 06:27 

Фейлон - он как сломанная кость, которую вправили неправильно - ничто его не излечит полностью, а если переломать снова и сложить заново - может вообще не срастись. (с)
Алэй Лан
потрясающе)) так как и должно было быть..)

2010-11-27 в 09:34 

Алэй Лан
Спасибо) рада, если удалось вписаться в канон)))

   

mazoku tales

главная