23:25 

Фанфик

Такие вот мелочи и делают нашу жизнь по-настоящему счастливой
Автор: Сакура-химэ
Бета: Айа
Рейтинг: G, джен
Персонажи: Саралеги, Бериас
Дисклеймер: не мое
Примечание: это вторая история из цикла. Всего их три. Первая здесь.

– Я сказал – нет. И я не намерен больше тебя выслушивать. Ты уже все сказал.
Когда отец говорил таким тоном, спорить было бесполезно. Саралеги коротко поклонился, повернулся и вышел из кабинета. Бериас ждал у дверей – разговор он явно слышал, так что объяснять не было нужды.
– Идем. Я хочу немного прогуляться.
Потому что разговор с отцом вывел его из себя – ну как всегда и бывало, – и браться в таком настроении за дела не стоит. А конные прогулки успокаивают.
– Да, ваше высочество.
Отец повторял, что наследному принцу не следует выезжать без свиты, что один-единственный телохранитель – это не дело, что давно пора набрать личную гвардию. Но меньше всего в жизни Саралеги хотелось, чтоб за ним по пятам ходили какие-то чужие люди. Все равно никакая гвардия не защитит его лучше, чем Бериас.
В саду прогуливались послы Калории – отец собирался принять их вечером. Они не поприветствовали их с Бериасом: видимо не заметили или не обратили внимания. Хорошо бы и мимо отцовской гвардии всякий раз получалось проезжать так же незаметно.
– Вряд ли у отца получится, – сказал Саралеги, когда они были уже далеко.
Бериас промолчал.
– Я имею в виду, вряд ли у него получится решить дело миром. Нам только очередной войны не хватало, особенно сейчас.
– Вы ведь понимаете, в каком положении ваш отец?
– Все я понимаю! Король Белал с посольством только на прошлой неделе уехал. Просто… просто если бы с самого начала мы вели себя по-другому, сейчас было бы не так трудно.
Бериас был не согласен. За годы, что они все время были вместе, Саралеги научился распознавать, что он чувствует, даже если Бериас не хотел этого показывать.
– Ваш отец оказался в сложной ситуации.
– Да знаю я! Просто я бы в ней не оказался, вот и все.
Бериас покачал головой.
Неделю до прибытия послов из Калории Саралеги провел в библиотеке. Отец никак не мог понять, зачем, а когда Саралеги попросил разрешения возглавить переговоры, в очередной раз начал кричать. А история, между прочим, говорила, что принцам-наследникам можно. Тем более взрослым принцам-наследникам. Ну, то есть были прецеденты, когда переговоры вели пятнадцатилетние принцы, но подумаешь, двумя годами меньше! Кого это волнует, если он почти совсем взрослый.
Найденный козырь обещал положить Калорию к ногам Сё Симарона, не жертвуя при этом солдатами. Армия находилась в ужасающем положении – по крайней мере, Саралеги, когда поднял этот вопрос, пришел в ужас. Мало того, что рекрутская повинность Дай Симарону отбирала у них самых сильных и здоровых бойцов, еще и выяснилось: если посидеть два-три-четыре вечера и покрутить так и этак финансовые отчеты, всплывет, что кое-кто из генералов запустил руку в казну. Пропавшая сумма, которая должна была уйти на обмундирование и питание, таинственным образом совпадала с суммой примерной стоимости нового поместья генерала Максина. Не нужно быть гением, чтоб догадаться, в чем дело, особенно если учесть, что за снабжение-то отвечал именно он. Генерала следовало сместить, но прежде всего Саралеги хотел решить вопрос с Калорией. Тогда исчезла бы куча проблем.
И теперь было очень обидно. Он же не для себя старался, а отец опять не захотел понять и послушать. И выставил, как маленького.
– Что вы собираетесь делать, ваше высочество?
Саралеги задумался. И правда – а что теперь делать? Он готов действовать, но столько планов продумал впустую, а уж козырь какой пропадает! Стоп, а если… А если так?
– Ты не знаешь случайно, чем сейчас занят генерал Максин?
– Он и его дивизия должны быть на учениях. В поле к востоку от крепостной стены…
– Отлично, – перебил Саралеги. – Мы поедем туда.
Место учений отыскалось быстро. Полигоном генералу Максину послужило заброшенное поле – след войны. Там теперь долго ничего не вырастет. Магический огонь прошелся, такие раны заживают долго. А ведь земля здесь хорошая.
Генерал был определенно очень занят. Гвардейцы тренировали строевой шаг, а Максин сидел в тени огромного дерева и наблюдал. Саралеги почувствовал, что губы сами собой расплываются в улыбке – до чего же удачно вышло! Лишние уши не нужны.
Саралеги спрыгнул на землю, сунул поводья лошади Бериасу и подошел к Максину. Бериас неслышно шел следом. Саралеги не нужно было оборачиваться, чтобы быть в этом уверенным.
– Тренируетесь?
Генерал вскочил и отдал честь.
– Да, ваше высочество. Разрешите доложить…
– Не трудитесь, – Саралеги взмахнул рукой. – Я приехал поговорить с вами кое о чем.
Максин нахмурился.
– Да, ваше высочество?
– Вы ведь знаете, что случилось с налогами, которые были переданы в ваше распоряжение? И знаете, что из представляемых вами отчетов это очевидно? Что я – или кто-то другой – легко может доказать это его величеству Гилберту?
– Ч-что?.. Ваше высочество… вы…
Было очень приятно наблюдать, как Максин побелел, как исказилось его лицо от гнева и ненависти, как у него некрасиво задергался рот – не будь рядом Бериаса, мог бы и наброситься, наверное. Неудивительно, если б Саралеги поймали за руку, он бы тоже расстроился.
Саралеги улыбнулся.
– Но нам ведь необязательно докладывать его величеству, правда? Я даже мог бы исправить отчет.
– Чего вы хотите?
Надо отдать Максину должное, он быстро взял себя в руки. И понял, что Саралеги пришел не просто так.
– У меня есть просьба, генерал. Несложная.
Генерал опустился на одно колено. В глазах у него полыхала такая ненависть, что на миг стало неуютно.
– Служу вашему высочеству.
– Прекрасно. Возьмите людей и поезжайте в Золотую бухту. Там есть пещеры. Мне нужно, чтобы вы кое-что для меня нашли. Тайно.
Максин нахмурился. Бериас шагнул вперед, оказываясь между ним и Саралеги, и пришлось потянуть его за руку: Максин не дурак, он не нападет. По крайней мере, сейчас.
– Ваше высочество, вы знаете, что скрыто в пещерах? – Максин посмотрел ему в глаза. – Вы понимаете, о чем просите?
– Разумеется, я знаю, генерал. Я хочу, чтобы вы это нашли и вытащили. В дальнем флигеле есть подвал с тайным ходом. Вы переправите артефакт туда. Тайно, разумеется. Вы понимаете, что сделает его величество Гилберт, если узнает, что вы присвоили государственные деньги?
Надо отдать должное и отцу: за преступление против страны полагалась смертная казнь.
– Да. Да, ваше высочество. Я сделаю.
– Вот и хорошо. Я знал, что мы договоримся. Не забудьте отчитаться мне о выполнении просьбы. Пошли, Бериас.
Получилось. Кажется, получилось. Ну, с Калорией получилось бы лучше, но раз уж отец не захотел по-хорошему, то и сам виноват. Когда Саралеги вырастет и станет королем… ну нескоро, лет через пятнадцать, не раньше, наверное, у него будет все для того, чтобы сделать Сё Симарон сильным.
А отец сам виноват, что не захотел рискнуть.
Они ехали шагом, бок о бок. Бериас хмурился – он вообще был какой-то невеселый с тех пор, как Саралеги выехал из дворца.
– Бериас, ты хотел что-то сказать?
– Генерал Максин. Он вас… не любит.
– Ненавидит, ты хотел сказать? Я знаю.
– Вы с ним разговаривали, как будто это ему тринадцать лет, а не вам. Он разозлился.
– Ну, это ведь он попался, а не я. Бериас, по-моему, ты меня осуждаешь. А все идет как надо, ну подумай же.
Саралеги хотелось помчаться вперед, навстречу ветру, потому что складывалось все просто замечательно. Получилось ведь, и прямо у отца под носом, и Максина он тоже по носу щелкнул, и все сам, и все удачно – ну разве не прекрасно? Лошадь под ним танцевала, наверное, чувствовала его настроение, а может, просто застоялась, и он пустил ее в галоп.
Бериас нагнал их через несколько секунд. И продолжил – медленно, подбирая слова:
– У него… дурные намерения. Ваше высочество, вы должны быть осторожнее.
– О чем ты? Он выполнит мои приказания. Он не скажет. Я его загнал в угол.
– Вы хотите ему довериться?
– Нет, конечно. Но если он меня выдаст, я могу выдать его, и он это знает. К тому же, отец поверит скорее мне, меня ведь ни на чем не ловили, и это он тоже знает. Все пройдет как надо.
– Вы рискуете.
– Я знаю. Бериас, это же политика. Когда я стану королем, придется делать то же самое, только в другом масштабе. Будем считать это репетицией.
– Вы понимаете, что артефакты большой силы нельзя использовать просто так?
– Бериас, ну я же не собираюсь открывать ларец направо и налево. Понимаешь, в чем дело: если у нас появится настолько сильное оружие, а все другие страны будут знать, что оно есть и мы можем его использовать, они трижды подумают, прежде чем угрожать нам или выставлять условия. Ларцы – оружие не для боя, я знаю это и знаю, что делать.
– Есть еще три ларца.
– Это я тоже знаю. Но они утеряны. Так что я начну с Золотой бухты, а потом подумаю об остальных. Поехали к роще? Там златоцветка распустилась, я хочу букет в комнату.
А у служанки, шпионящей для отца, на златоцветку аллергия. Поменьше будет совать свой длинный нос в чужие дела, а то шкафы приходится запирать на три замка.
– Хорошо, ваше высочество.
– И не делай такое кислое лицо. Ты же видишь, что все отлично сложилось. Это же ради Сё Симарона.
– Максин опасный человек.
– Я тоже. Но я, в отличие от него, стану королем. Ну давай, поехали наперегонки!
Может, Бериас решил поддаться, а может, когда радуешься, все лучше получается, а может, это земля Сё Симарона так пожелала, но под деревья Саралеги влетел первым.

@темы: джен, фанфики

Комментарии
2010-06-13 в 00:02 

Лопоуша
In every wood in every spring there is a different green. (C)
Сакура-химэ :hlop:
Саралеги такой Саралеги...

2010-06-13 в 13:35 

Такие вот мелочи и делают нашу жизнь по-настоящему счастливой
Лопоуша
Мр))))
Ну так Сарочка в тринадцать лет должен быть совсем зайчик) Сидит такая глазастая девочка-лапочка и плетет интриги)))

2010-06-13 в 18:49 

Лопоуша
In every wood in every spring there is a different green. (C)
Сакура-химэ, ага-ага. )))

   

mazoku tales

главная