19:19 

Sha
И ещё, знаете, я понял, какой самый главный ответ на вопрос «Почему?» — «Потому что!»
Название: Выбор судьбы
Автор: Sha
Рейтинг: G
Персонажи: Руфус Бильфельд, Зигберт Вальде
Жанр: джен, намек на гет
Дисклеймер: правами на мир и персонажей не обладаю
Таймлайн: Эра Славы
От автора: написано на конкурс гетных драбблов по ККМ. И да, мне сказали, что в тексте присутствует небольшой сбой в последовательности событий - по канону Руфус пришел в армию Шин-О раньше Винкоттов. Прошу за это у читателей прощения.

Генерал с завидным энтузиазмом вещал что-то перед – хм, ну, назовем это армией. Хотя Зигберт и военным отрядом-то их называть постеснялся бы. Потому что военный отряд должен состоять все-таки из военных, а не из всякого сброда, большая часть которых явно в недалеком прошлом промышляла на больших дорогах, а меньшая все еще держала меч как мотыгу.
– По твоему лицу видно, что ты чем-то недоволен, - старший фон Винкотт обладал раздражающей особенностью отмечать очевидное.
– Можно подумать, что тебя все устраивает.
– Да, сборище, конечно, пестрое, – согласился Эрхард, – но победа часто зависит не от того, насколько обучены солдаты, а от их боевого духа. И генерал это прекрасно понимает.
– Я восхищен твоей военной мудростью, но опыт мне подсказывает, что войны выигрываются в первую очередь за счет людской массы и правильной стратегии. Покажи мне, где у нас хоть одна составляющая успеха.
Винкотт молчал, и Зигберт знал, о чем. Хотя правильнее сказать – о ком. О том, кто стоял сейчас перед толпой оборванцев, и говорил с ними так, как будто от них зависила судьба всех. Как будто они – самая надежная защита от Зла, что надвигалась на земли людей. И говорил так, что вся эта неумытая рвань ему верила.
И, самое интересное, Зигберт тоже верил, не смотря ни на что – верил. Иначе как объяснить, что он пошел на эту безумную авантюру – бороться с тем, кого победить нельзя?
– Крестьяне и разбойники... – пробормотал он, – и всякая прочая нищета. Ну просто чудесно!
– Не только, – Эрхард кивнул в сторону щупленького паренька, восторженно слушавшего генерала, – он из фон Бильфельдов, если я не ошибаюсь. Сегодня присоединился.
– О, и благородные малолетки, потрясающе, – Зигберт фыркнул, – что ему дома-то не сиделось?
Фон Винкотт неловко взмахнул рукой:
– Доходили слухи... На замок Бильфельдов напали недавно и вырезали чуть ли не всех поголовно, включая прислугу.
– Властелин постарался? – мрачно спросил Вальде. Эрхард только пожал плечами. Они оба прекрасно знали, что у мадзоку, какими бы могущественными они ни были, хватало врагов и помимо Властелина.
Зигберт еще раз взглянул на мальчишку – тонкий, хрупкий, с копной пушистых светлых волос – и тихо выругался сквозь зубы.
Таких после первого же боя хоронят. Если остается, что хоронить.

– Да куда ж тебя, растудыть твою налево, несет-то! – Зигберт схватил Руфуса за воротник и втащил за охапку сена, способную до поры до времени скрыть их присутствие от весьма недружелюбных сельчан. Точнее, бывших сельчан. – Что, жить, недоумок, надоело?
Ругательства, произнесенные едва слышным шепотом, звучали не слишком впечатляюще, и мальчишка даже не огрызнулся в ответ - только смотрел на происходящее на улице.
Те, что когда-то были людьми, обычными жителями обычной деревушки, сейчас неторопливо вгрызались в...
Зигберт отвел взгляд – марионетки Властелина всегда представляли собой отвратительное зрелище, и привычнее оно как-то не становилось. Надо же было так нарваться! Их маленький отряд всего-навсего отправили за провизией в ближайшую деревню – и в результате он сам стал провизией для потерявших всякий человеческий облик сельчан. Оставалось надеяться, что успевшие вовремя сделать ноги сообщат о произошедшем генералу, и тот вышлет сюда подмогу.
– Отвернись, – хмуро шепнул мальчишке Зигберт, но тот только мотнул головой, продолжая что-то сосредоточенно высматривать. Руфус был на редкость молчаливым и спокойным парнем – правда, ровно до того момента, пока кто-то не додумывался проехаться по поводу его роста, возраста, девичьей внешности и прочих несвойственных воину качеств. Тогда обычно тихий паренек взрывался и на месте доказывал насмешнику, что ой как может постоять за себя. Зигберт как-то испытал подобное на себе – и с тех пор перестал думать о Руфусе как о мальчике-одуванчике.
Несмотря даже на то, что прической тот вполне даже напоминал этот самый цветок.
– Зигберт, – коротко произнес «одуванчик», и Вальде поймал себя на том, что слишком уж пристально рассматривает неровные, выбеленные на солнце пряди, нетерпеливо отводимые за ухо, и все равно упрямо падающие на глаза. – Их слишком много. И они разбредаются по улочкам, по домам... Генералу не удастся уничтожить их одним ударом своей Силы. А если пустить сюда отряд...
«... то его постигнет судьба предыдущего, – продолжил про себя Вальде, невольно хмурясь, – кто не станет марионеткой, тот станет едой. Потому что результативно бороться с практически неуязвимыми тварями на узких улочках невозможно».
Внезапно ему в голову пришла идея.
– Слушай, Руфус, – медленно произнес он, – я слышал, Бильфельды управляли стихией огня...
Мальчишка замялся и заметно покраснел.
– Видишь ли, у меня очень плохо получается...
– Перед тобой сено, – решительно сказал Зигберт, – давай, пробуй.
Прошли долгие мучительные минуты, во время которых напряженное лицо Руфуса сменило несколько оттенков, прежде чем на сухих травинках заплясали языки пламени, разгораясь все сильнее и сильнее.
– Да! – восторженно воскликнул парень, явно начисто забыв, где находится. Вальде быстро схватил его за руку и потащил прочь, пока марионетки медленно поворачивались в их сторону.
– Жги все, что сможешь! – крикнул он, уже не таясь. – Я прикрываю!
И они побежали по улице – Зигберт рубил своим мечом попадавшихся им на пути тварей, пока Руфус отчаянными взмахами рук пытался поджечь деревянные дома, заборы, сараи... Хоть что-нибудь.
Марионеток становилось все больше, они стягивались отовсюду, и скоро Вальде понял, что он не может, не успевает...
Короткий замах, тварь позади Руфуса падает, еще один – голова с остекленевшими глазами летит на землю, а сзади подбираются еще две марионетки, не слишком быстрые, но сил уже недостает, и когтистая рука хватает за горло...
– Зигберт, нет! – Руфус высоко вскрикнул, и струя огня смела почти добравшуюся до Вальде тварь.
И разгорелось пламя.
Когда войско генерала подошло к деревеньке, от нее оставались одни головешки.

Генерал привык идти напролом, и при всей сомнительности данной стратегии Вальде не мог не признать, что она часто срабатывала.
Но не в этот раз.
– Ну что? – генерал с неподобающей главнокомандующему резвостью кинулся навстречу разведчику. – Эта сволочь все еще там?
– Там, ваше превосходительство. Развалилась прямо посередине и в ус не дует.
Генерал попытался раздосадованно пнуть стенку шатра.
Имелись горы. Имелся перевал через них. А на подступах к перевалу имелся горный лев, так его разэдак да через левое плечо! Обойти его было невозможно, убить практически нереально – эта волшебная тварь сама кого хочешь убьет – а в обход пришлось бы идти много дней. По снегу и со стремительно тающей провизией.
– Вот в такие минуты и начинаешь сожалеть, что в войске нет маркитанток, – невесело хмыкнул генерал.
Зигберт мог бы добавить, что, во-первых, солдаты об этом жалеют не только в такие минуты, а во-вторых, даже если бы эти милые леди присутствовали, они бы очень быстро растворились в неизвестном направлении, едва узнав, что от них хотят.
Дело в том, что, по легенде, с горным львом могла договориться только женщина. Дескать, от женского нежного голоса львы становились безобидными, как домашние котята, и готовы были выполнить любое ее приказание.
Проблема была в том, что легенда на то и легенда, чтобы приукрашать действительность.
И да, еще в том, что в войске не было женщин.
В шатре воцарилась нелегкая тишина. Она была прервана тихим голосом Руфуса фон Бильфельда.
– Я пойду.
– Не говори глупостей, – генерал только отмахнулся, энергично шагая взад-вперед перед выходом из шатра.
– Я пойду, – тихо, но с напором повторил мальчишка, и Зигберт с изумлением уставился на него. Что это с ним?
– Так, – генерал встал напротив Руфуса и насмешливо приподнял бровь. – С чего ты решил, что должен идти? Ты что, девушка, что ли?
– Да, – кивнул Руфус.
– Ну вот види... Прости, что?!
– Я девушка, – терпеливо повторил фон Бильфельд, напряженно глядя на генерала.
Спустя мгновение Вальде догадался, что у него точно такое же идиотское выражение лица, как и у окружающих, и постарался взять себя в руки.
– И скрывала все это время, – хмыкнул генерал, изучающе глядя на нее. – Почему?
Руфус молчала, и генерал вздохнул, отходя в сторону.
– Хорошо, иди. Вы наша последняя надежда, фон Бильфельд. Удачи.
Руфус откинула тяжелый полог, впуская снежную метель, и шагнула наружу.
Зигберт на мгновение стиснул зубы – и быстрым шагом вышел следом.
Довольно быстро догнав Руфус, он ухватил ее за плечо – остановившись, она резко развернулась, в упор глядя на Вальде.
Ветер начал стихать, и вот почти совсем прекратился, оставляя снежинки мягко кружить вокруг них.
– Что, Зигберт?
– Почему... как... – Вальде тряхнул головой, пытаясь привести мысли в хотя бы относительный порядок. – Ты не должна туда идти!
Руфус покачала головой.
– Ты прекрасно знаешь, что как раз должна. Никто, кроме меня, не сможет и попробовать.
– Зачем? – задал он, наконец, мучивший его вопрос.
И она, как ни странно, поняла его правильно.
– Чтобы жить, – ответила она. – Я умерла тогда, когда горел и рушился мой замок, когда погибли все, кто был мне дорог. Я умерла тогда, хоть и осталась в живых. Но однажды... однажды мне повезло, и я встретила человека, который вернул мне смысл жизни. Видишь ли, Зигберт, я жива, пока служу генералу. Только ему – до самой смерти.
И Вальде отступил перед убежденностью в ее голосе. И лишь стоял, глядя, как она удаляется по тропе к перевалу.
Никто не выбирает свою судьбу. Но если одни стараются всеми силами избежать ее, то другие самоотверженно принимают ее ношу.
Иногда это требует редкого мужества.
И Зигберт как никто другой знал, что Руфус фон Бильфельд обладает им в полной мере – он понял это еще тогда, когда стоял, окруженный бушующим пламенем, и не мог отвести взгляда от силы, полыхающей в широких зрачках. Силы, усмиренной одним взмахом ресниц.
Сейчас он желал только одного: чтобы она вернулась. И тогда, может быть, ему удастся помочь ей, разделить с ней эту ношу.
Разделить с ней... судьбу?
Только бы она вернулась.
И он до рези в глазах всматривался в белоснежную даль.

... пока на горизонте не появилась знакомая фигура.

@темы: G, гет, джен, фанфики

   

mazoku tales

главная